На благо клиента

Основатель маркетов «Местная еда» создала бесплатный сервис для поддержки небольших компаний

Основатель маркетов «Местная еда» Анастасия Колесникова запустила некоммерческий международный проект «Карта местных героев». Это сервис, который позволяет найти небольшое кафе, магазин или бар рядом с домом и заказать там необходимые продукты. Таким образом Колесникова пытается помочь малому бизнесу, который переживает непростые времена.
Сервис был разработан буквально за сутки и сейчас только набирает пользователей. Колесникова рассказала BFM.ru, планирует ли она монетизировать этот проект, что может помочь малому бизнесу выжить и как можно попробовать подстроиться под ситуацию, если у тебя, например, салон красоты.
Расскажите о проекте «Карта местных героев». Когда вы начали его делать?
Анастасия Колесникова: Мы начали готовить его позавчера и сделали буквально за ночь. Последние семь лет мы занимаемся тем, что помогаем ребятам, которые хотят начать что-то в гастрономическом бизнесе. Мы всегда были про стартапы, быстрые решения. Нет денег на кафе? Начни на маркете с минимальными вложениями.

Когда вся эта история с коронавирусом только началась, мы сели с командой и прописали все варианты развития событий. Мы поняли, что нужно сейчас создавать возможности для того, чтобы связывать клиента и малый бизнес, потому что дальше будет еще сложнее, и хотели донести до малого бизнеса, что надо переходить в онлайн. У нас было несколько идей. Одна из них — это «Ящик местной еды». Это наша доставка, но мы предложили ресторанам, которые сейчас в плачевном состоянии, доставлять через нас остатки своих продуктов. Чтобы люди покупали не в «Ашане» и «Пятерочке» мясо, хлеб и молочку, а забирали у них.

Следующим решением была «Карта местных героев» — чтобы люди, сидя в изоляции у себя дома, могли посмотреть онлайн, кто есть, кто рядом с ними из малого бизнеса, кто что производит и где можно заказать. Мы быстро сварганили сайт на Tilda, подключили туда «Яндекс.Карты». За два дня нам пришло около 100 заявок от владельцев бизнеса, причем, помимо Москвы, есть Питер, Владивосток, Минск, Берлин, Остин. Это общая история для всех стран, поэтому мы быстро перевели сайт на английский. Сейчас наша задача — найти варианты, чтобы люди могли добавляться на сайт сами.
Как вы относитесь к самоизоляции? Перевели сотрудников на удаленку?
Анастасия Колесникова: Когда все это начиналось, я была сторонником того, что нам надо всем скорее включить режим изоляции, найти варианты онлайн-доставок, чтобы историю с распространением вируса мы прошли быстрее. Я нахожусь дома в режиме самоизоляции, но мы в принципе всегда с командой работали удаленно и только раз в неделю встречались на планерке.
Вы запускали проект с командой — кто эти люди, чья помощь вам потребовалась?
Анастасия Колесникова: Это все те же люди, что работали со мной. У меня три человека, которые работают постоянно над разными проектами, и два человека на аутсорсе — это ребята, которые занимаются сайтами. Но сайт мы сейчас сделали сами. Они нам просто помогают технически.
Какие финансовые вложения потребовались для этого проекта?
Анастасия Колесникова: Никаких. Ну как, я плачу зарплату людям, сайт стоит какое-то количество денег, пока это все. Сейчас нельзя ни во что вкладывать, надо минимизировать все вложения. На этой карте мы не зарабатываем, там нет никаких процентов от транзакций и всего прочего. Давайте будем честными, не факт, что это сейчас целесообразно. Если бы мы брали процент с транзакции, то нам надо было подключать интернет-магазин, эквайринг и так далее — это заняло бы кучу времени. А нам надо сейчас просто постараться побыстрее сделать так, чтобы люди между собой могли связаться. Что будет потом — посмотрим. Это обычный подход стартапа для проверки бизнес-идеи.
В будущем планируете монетизировать проект?
Анастасия Колесникова: Мы сейчас будем чутко смотреть на то, что происходит. Понятно, что будет всем сложно, у всех будет меньше доходов, чем раньше. Наверное, мы добавим какую-то историю из серии «100-200 рублей за месяц участия на этой платформе» — та сумма, которая совсем будет незаметна, но при этом оплатит нам, например, технические расходы и команду. Мы хотим не сделать миллиард сервисов малого бизнеса на сайте, а собрать тех немногих, которые создают реально полезный и доступный для людей продукт.
В вашем списке есть бизнесы из других стран. Как их находили?
Анастасия Колесникова: Люди пишут сами. Кто-то расшерил пост, кто-то написал. Моя сотрудница перевела сайт на английский язык. Первым из зарубежных городов был Тбилиси, потом подключился Минск.
Мне написали комментарий: все прикольно, но на картах «Яндекса» это уже есть, и нужно много денег, чтобы это рекламировать. Если нужно много денег, чтобы это рекламировать, значит, это не бизнес-модель. Мне кажется, времена «давайте вольем бабла, потом наберем подписчиков, а потом монетизируем» закончились. Может быть, и слава богу.
Что касается поддержки малого бизнеса, это сложный этический вопрос. С одной стороны, всем сейчас тяжело. С другой стороны, звать людей к себе в рестораны и бары, наверное, не совсем гуманно. Недостаточно мыть руки и обрабатывать поверхность антисептиком — вирус передается воздушно-капельным путем. И человек, например сотрудник заведения, может быть зараженным и не знать об этом. Как вы относитесь к призывам владельцев приходить к ним сейчас?
Я думаю, уже есть несколько вещей, которые не то чтобы на грани, но это темы для обдумывания. История про «поддержите» вообще спорная. Люди, с которыми мы работали, пишут нам: «Настя, мы очень хотим поддержать «Местную еду», но нам самим сейчас будет очень нелегко, и мы это уже чувствуем». Поддержать малый бизнес — это правильно. С другой стороны, есть люди, которые в самоизоляции остались без работы или с уменьшением оклада — кто будет поддерживать малый бизнес? Мы все повязаны. Каждый должен сделать шаг навстречу. Малый бизнес должен сказать: «О’кей, ребят, вы переживаете, все ли у меня чисто, вот я поставил телефон или камеру и каждый день транслирую, как у меня в цехе, чтобы вы видели, что я забочусь о вас». «Мой продукт сейчас для вас дорогой? Я придумал решение». И люди скажут: «Спасибо, ты нас услышал. У меня есть 100 рублей, я их потрачу на тебя, а не на крупного ретейлера». Сейчас помощь нужна всем.
А что делать таким бизнесам, как салон красоты, например? Им в онлайн никак не перейти.
Анастасия Колесникова: Наверное, будь у меня салон красоты, я бы стала делать видеоуроки о том, как подстричь себя самого или своих родственников. Может быть, даже в этой же онлайн-трансляции продавала эти ножницы.
Расскажите, как ситуация сказалась на вашем бизнесе. У «Местной еды» много направлений — какие из них просели, какие, наоборот, может, стали ощущать себя лучше?
Анастасия Колесникова: Все просели. Несмотря на то что мы давно ушли в диджитал, маркеты мы сейчас не можем проводить. Но я предполагаю, когда все выровняется, наши маркеты как раз будут возможностью для малого бизнеса наверстать то, что было потеряно, или проверить, какая бизнес-идея зайдет. С учетом ограниченных возможностей, которые нас ждут после выхода из всей этой ситуации, нужно будет четко проверять продукт, за который будет готово платить большинство, а не 10% людей, у которых остались деньги.
Фуд-корты, которые мы делали на разных фестивалях, сейчас заморожены. Однако международные фестивали — я читала об этом — сейчас стараются объединяться и говорят, что не будут отменяться, потому что иначе отрасль вся умрет. Только вопрос, поедут ли люди.

У нас есть онлайн-школа гастрономического бизнеса. Но это немного странно, если я буду за деньги учить открывать кофейню в то время, когда они все закрываются. Поэтому школу мы просто открыли бесплатно. Я смотрю на людей из отрасли, которые пытаются запускать антикризисные курсы, и мне хочется спросить: серьезно? Кто-то уже этот кризис пережил, кто-то может этому научить?

По моим ощущениям, сейчас могут зарабатывать только продуктовые магазины, поставщики и аптеки. Говорят, бум онлайн-образования, все бесплатно, и много людей регистрируются, но будут ли у них деньги, чтобы потом заплатить за эти курсы? Нам всем нужно понимать, что это совершенно другая игра и нас ждет новый формат, другие бизнес-модели, которые мы раньше не использовали и не знали. Кто бы мог подумать, что мы будем встречаться в Zoom и выпивать вино?

В ближайшее время я собираюсь обдумать, как быть ребятам, которые будут пытаться открыть что-то в еде после всего этого. Что им делать — брать кредит, искать инвестиции, или другие модели нам надо придумать, чтобы они в следующем кризисе не столкнулись с этой же темой? Очень много людей останутся без работы или дохода, многие виды деятельности исчезнут, и нужно будет придумывать, а какими же тогда заниматься? Нужно ли сейчас получать профессию, переходить на уровень бартера, как в свое время было, или нет?
Ждете ли вы какую-то поддержку для малого бизнеса от государства?
Анастасия Колесникова: Я не из категории ждунов, я про создание возможностей, поэтому не могу ответить на этот вопрос.
Например, арендные каникулы.
Анастасия Колесникова: Ну, это зависит от арендодателей. Кому-то удалось договориться, кому-то нет. Тут зависит от ситуаций. Может быть, у этих людей, которые сдают площади, сейчас гигантские кредиты? Все это настолько многомерная модель и огромный вызов всем нам, каждому человеку.
Я очень хочу всем нам пожелать не жертвовать собой, но и не требовать. Это все огромная комплексная система, в которой надо постараться остаться человеком, который надевает на себя маску, чтобы спасти других. Надо нам выдохнуть и начать думать друг про друга как про цепь, а не как про единички, которые разбросаны по пространству.
В СМИ появилась информация, согласно которой небольшие магазины отказываются от приема банковских карт, и это может быть связано с попыткой ухода от налогов. При этом купюры и монеты — разносчики инфекций. Что вы думаете про эту ситуацию?
Анастасия Колесникова: Есть, конечно, люди, которые наживаются на таких ситуациях. Но мы никогда не знаем, как там на самом деле. Может быть, там правда что-то не работает. Такая же история была пару лет назад, когда рестораторы тоже не принимали карты. Но потом все в итоге перешли на них, потому что люди перестали носить наличные и сама реальность просто выдвинула это решение. Если у человека нет наличных, он просто развернется и уйдет в другое место.
Источник: https://www.bfm.ru/news/439684